Импульс Севера – Друг, подожди, не спеши...

Друг, подожди, не спеши…

Знаете, чем хорошо студенчество? Оно стирает грани — на экзамене все равны. И когда я увидела Владимира Кондратовича на вступительных на журфак Уральского госунивера, то едва не попутала: он же был величина! Фамилия Кондратович была на слуху ещё в 80-х, когда мы все в школу дружно топали, а в 1994 году, когда о журналистике ещё и тени мысли не мелькало, он вёл программу «Авторское» на телеканале «Импульс».  И вдруг — как мы, молодые, зелёные и резвые: за парту в университетской аудитории…

На перемене вышли покурить, разговорились:

— Я по образованию строитель, — говорит он нам, любопытным, и улыбается, видя безграничное удивление. — А в Новый Уренгой приехал за романтикой в 1982-м. Учился телевидению, как все, на ходу, а теперь понимаю, что нужна академическая база.

Это был 1997 год. Программы Владимира Кондратовича мы дома не просто смотрели с удовольствием, мы их на видеокассеты записывали! А он — вот. Учиться пошёл.

На заочке народ тусит разный, разновозрастной и, бывает, из таких мест, о которых ты ни слыхом не слыхивал, ни на карте не видал! Мы, «оленеводы», были чем-то вроде такой экзотики: держались вместе, селились рядом, помогали друг другу и сокурсникам по первой просьбе, а то и без неё. А точкой притяжения, «командиром отряда» был Владимир Васильевич, и в итоге очень скоро «северные порядки» распространились на всю нашу группу. Обедали и ужинали все вместе то в столовке, то пиццерии, там же обменивались конспектами и вели самые разные разговоры.

— Владимир Васильевич, а как вас на Север-то занесло? — спросили его однажды коллеги из Миасса. И мы, новоуренгойцы, даже переглянулись: этот вопрос в наши умы и близко не заходил! Вот насколько, оказывается, привыкли к тому, что Кондратович — наш. Как будто он был в городе всегда и всегда был неотъемлемой его частью.

Оказалось, что Владимир Васильевич приехал в Новый Уренгой в 1982 году: тогда ему было 23 года, а Ленинградский проспект только начал строиться. Добирался на Север из белорусского города Гродно, где родился и вырос, потому что побывал у них во дворе соседский  парень с БАМа и так заразительно рассказывал о Сибири, её красотах, реках с рыбой, о том, сколько молодёжи приехало на эту стройку, что захотелось всё это увидеть своими глазами… И уже через полмесяца Кондратович получил комсомольскую путёвку, но не на БАМ, а на Крайний Север, куда и отправился вслед за друзьями — Тамарой и Виктором Лазебными.

Экзотика началась сразу: вроде сентябрь, а непривычно холодно, низкие тучи с моросью, щётка непонятного леса…

— Зашёл в зал прилёта, — рассказывал, посмеиваясь, Владимир Васильевич. — И первое, что увидел — много людей столпилось у стены с объявлениями, где висел большой лист ватмана. Подхожу, читаю: «Володя Кондратович! Выходи на привокзальную площадь, садись в любую вахтовку с надписью на стекле: «Беру попутных пассажиров» и подъезжай на улицу 26 съезда… И так далее, с подробным адресом и подписью. Что такое «вахтовка», я тогда понятия не имел! Взял лист в качестве путеводителя и радостно побежал искать пресловутую «вахтовку»…

Койко-место Володе Кондратовичу дали в трёхкомнатной квартире, где проживали восемь человек. Общага — она и на Севере общага. Темп работы был такой, что «ещё денёк — и упаду!», развлечений — только библиотека, гитара и хорошая компания: коллеги-питерцы были на редкость эрудированными и начитанными.

И всё же творческая живая натура брала своё: в начале 90-х поманила тележурналистика, а главный редактор ТРИА «Новый Уренгой — Импульс» Леонид Гусельников предоставил все возможности, которым тогда располагало молодое новоуренгойское телевидение. Работал Владимир Васильевич заведующим редакцией тематических программ, каким-то образом умудряясь совмещать встречи, интервью и работу в кадре с песенным творчеством. Тогда же, кстати, сформировался уникальный творческий тандем Владимира Васильевича и Светланы Марковской, тоже работавшей в «Импульсе». И всё получалось ярко, живо, насыщенно и действительно незабываемо!

«Мой Ямал», «Водительская», «Северное братство», «Месторождение», «Ленинград — Уренгой» — люди слушали эти песни, затаив дыхание… Так что стоит ли удивляться, что диски с его записями, а это сборники «Новый… Новый… Новый…», «Новый Уренгой в ХХI век» и сольный диск «Север. Люди. Судьбы» разлетелся по городу и Ямалу со скоростью болида «Формулы-1».

Это потом он стал заслуженным деятелем культуры ЯНАО, а тогда его голос звучал со сцены и экрана в передачах и фильмах: «Нас водила молодость» (Екатеринбург), «Газовая столица» (ОРТ, 1993) о Новом Уренгое, фильм о губернаторе Ямало-Ненецкого автономного округа Ю.В. Неёлове (РТР, 2000-2001 гг.).

В 1999 году Кондратович возглавил аудиостудию Управления культуры, начал играть в спектаклях, и сцена  дворца культуры «Октябрь» стала ему вторым домом так же, как в своё время студия «Импульса». Выездные концерты, городские торжества и праздники предприятий, участие в жюри на городских и окружных фестивалях и конкурсах — его наперебой звали всюду. Его голос звучал на всех сценических площадках округа, он представлял Новый Уренгой в Анапе, Ишиме, Салехарде, Тюмени, Тобольске и в Москве. Он нёс олимпийский огонь по новоуренгойским улицам в 2013 году.

— Это потрясающее событие, — сказал тогда Владимир Васильевич в интервью  нашей газете. — Эта почётная миссия — быть факелоносцем — стала для меня значимой. Дух города, России, Олимпийских игр не передать словами. Мы все чувствовали себя большой семьёй, семьёй болельщиков за страну и команду. Это для меня большая честь!

Последний раз мы виделись на Дне города в 2019 году. Потом грянул ковид, и вечером 12 февраля 2021 года из Нового Уренгоя мне пришло сообщение всего в три слова: «Владимир Васильевич умер»…

Он говорил в интервью и разговорах «на кухне», что останется в Новом Уренгое до тех пор, пока его творчество будет нужно. Значит, он остался в Новом Уренгое навсегда: в памяти земляков, газетных статьях, сюжетах «Импульса», где он работал, и в записях песен.

 

Другие публикации в разделе «Газета «Правда Севера»»